01:42 

Неждана Феалоссе
прекрасны эльфы Кельталаса...
Сегодня я внезапно хочу выложить кусок текста со своей ООСной бредью. К слову тот самый кусок о котором я пару месяцев назад тут страдала. Тот который писала долго и мучительно а ворд взял и рухнул... Трагедь конечно была вселенская, но потом я все написала заново.
Эпизод встречи Тангиля с его взрослой дочерью от которой он долгое время малодушно скрывался.
Как всегда предупреждаю - чукча не писатель. Орфография, пунктуация и уникальный авторский стиль (графоманский) присутствуют
ну я на лавры писателя не претендую, мне лишь бы смысл донести и ладно.
Ксандия вернулась домой со своего боевого задания. Это была очень трудная и изматывающая миссия. Почти двое суток в полной боевой выкладке, в тяжелом доспехе под палящим солнцем на берегах моря которые необходимо было отчистить от полчищ мурлоков. Большая часть племен этих существ были враждебны а еще отличались изрядной многочисленностью, так что частенько просто задавливали противников числом. В этот раз подобного им не удалось и все-таки потрепали они бойцов орды изрядно. Так что сейчас девушка хотела только стянуть свой доспех, сходить в душ, перекусить и до самой вечерней тренировки бессовестно валяться на кровати с книжкой и отдыхать. Но прежде чем подняться в свою комнату она как обычно прошла в галерею витражей. Она всегда после заданий в первую очередь шла именно туда чтоб встать перед длинным витражом изображающем весь Северный Отряд и сказать:
-Я вернулась. Здравствуйте, братья. Здравствуй, отец… - Она всегда разговаривала с этим витражом когда никто не слышал. Прощалась уходя, здоровалась возвращаясь, рассказывала о каких-то своих радостях и печалях, иногда спрашивала совета, хотя и знала что они не смогут его ей дать. Ксандия искренне считала себя частью этого отряда, его последним паладином. И делала все для того чтоб быть этого достойна.
-Здравствуй, дочь. – голос прозвучал неожиданно. ЕГО голос. Так часто в своих мечтах Ксандия слышала ответное приветствие но никогда еще оно не звучало по настоящему. Девушка резко повернулась, ее глаза широко распахнулись а лицо сильно побледнело, она увидела мужчину стоящего у одного из своих многочисленных стеклянных портретов. Словно призрак сошедший вдруг с витража. Она бы и приняла его за призрака если бы он был именно таким каким она его помнила… Но… прическа была теперь другой, одежда тоже другая, чуть более осунувшееся лицо и странный не очень то нормальный блеск в глазах. Разве призраки могут изменяться со временем? Нет… это дано только живым. Ксандия смотрела в глаза Тангиля и молчала, он отвечал ей тем же. Никто не произносил ни слова, никто не кидался с объятиями к другому. Вообще судя по взгляду девушки в ее голове что-то замкнуло. Перед ней был ее отец, настоящий, живой… значит он выжил тогда… но почему не вернулся сразу? Не возвращаться к семье – против чести… ее отец не могу поступить против чести… значит это не он… но она же его узнает… это ее отец, живой… значит он выжил тогда… И круг мыслей начинался заново. Как сказал бы ее увлекающийся инженерией брат - произошел похоже некий «сбой системы». Наконец она смогла нарушить молчание.
-Ты жив. Почему ты не пришел сразу? Ты не был дезертиром, я это знаю. Но даже если бы ты им был… Я могла бы поверить что ты мог предать принца но нас не предал бы никогда.
-Я не мог придти сразу. Несколько лет я был вне Азерота. Я был вне миров вообще… А потом я не помнил о том что есть те к кому я должен придти. Я лишь недавно обрел свою память и как только это произошло моя честь привела меня назад. Моя честь… и моя любовь.
«Честь и любовь» эти слова вызвали отклик в ее душе. Да, это действительно был ОН… по-настоящему… Он вернулся… Он жив. Ее отец, ее герой, ее идеал…
-Ты… ты… давно ты здесь? Я чувствую ты в доме не в первый раз, ты слишком спокоен… Мать знала, так? И вероятно Ръёрег… старшие… Ты… я поняла, ты и есть тот самый таинственный приходящий по ночам любовник матери о котором шепчутся наши горничные.
-Любовник? Нужно сказать ей чтоб обратила внимание. Девушки недостаточно умны… Я думал меня принимают за ее информатора…
-Они обычные девушки… может быть они и думают что информатор… Но они хотят чтоб был именно любовник. Им кажется что мать должна иметь… женское счастье. – Ксандия кривовато усмехнулась, нет, ее мать была из холодных леди Лианналь… они мало нуждались в подобном счастье, как бы не думали о том обычные леди. Потом девушка опять замолчала глядя в глаза отца и наконец задала важный для себя вопрос.
-Почему ты не пришел ко мне сразу?..
Тангиль не знал как на него отвечать. За то время что он обретал свою память он менялся и причины менялись вместе с ним. Сначала, когда он вообще почти ничего не помнил, он не считал нужным ей открываться, да и вообще кому либо кроме уже знающего о нем сына. Потом он начал довольно малодушно бояться того что увидит разочарование или даже отвращение в ее глазах, потом он перестал думать о себе но стал боялся сломать ее идеалы, разрушить ее веру и тем самым помешать быть может добиться того к чему она стремилась. Рыцарство крови, боевая элита… она должна стать рыцарем крови. Ну а после всех этих страхов, уже окончательно осознав себя он просто выжидал момент. Искал самое подходящее время чтоб открыться.
-Я ждал самый лучший момент.
-И сейчас он настал?
-Нет…
-Тогда… почему ты пришел ко мне сейчас?
-Я устал его ждать… Время шло и шло а подходящего момента не было. Каждый казался недостаточно хорошим… Не идеальным. Но я больше не смог… быть вдали от тебя, не говорить с тобой… И я пришел к тебе хоть момент и не идеален… И я сам не идеален. Я не паладин, я не герой и мой разум не тверд… Прости меня, дочь.
Девушка вздрогнула. Идеальный момент… она сделала отца своим идеалом и он старался быть им для нее даже в этом. Идеал. Идеал… Возможно она сама лишила себя как минимум месяца общения с отцом. И все-таки… Да. Он не паладин… но и ее брат так же не является паладином и при этом он идеальный брат. Разум не тверд? Да, она видит странный блеск глаз но его слова не похожи на бред сумасшедшего… не герой?
-Ты тогда не дезертировал на самом деле? Не предал принца?
-Нет.
-Тогда ты ошибаешься говоря что ты не герой. И… Аланиэль… - девушка сощурилась, - он ведь на самом деле твой найденыш а не Ръёрега, я права? В вашей версии были нестыковки…
-Верно… - Тангиль спокойно подтвердил хотя ему и не было понятно почему она сейчас заговорила об Алане.
-Значит я права. Ты герой. Только настоящий герой будет так добр к незнакомому пирату-сироте и…
-Глупости. – Тангиль только отмахнулся, - Никакого геройства тут нет, поступить иначе было бы против чести…
-Против чести… - шепотом повторила девушка. От этих слов у нее словно бы что-то оборвалось внутри. Она наконец кинулась в объятия отца, судорожно и горячо прижалась к нему и уткнувшись носом в его плечо только повторяла:
-Отец… отец… отец… - она не плакала, хотя сердце стучало как ненормальное и горло перехватывало от сильнейших эмоций. Но слез ее отец не увидит. Она достойна его, она не покажет слабости. Тангиль разумеется так же не плакал, еще чего не хватало. Но его сердце стучало так же сильно, он прижимал ее к себе и молчал. Наконец то он мог обнять свою идеальную дочь. Его первенец, его кровь и дух. Он одинаково сильно и горячо любил обоих своих детей, но Ксандией он еще и отчаянно гордился. Они долго просто стояли обнявшись и ничего не говоря друг другу. Просто чувствуя как их крепко связывает их кровь, их честь и их любовь. Они всегда чувствовали общность друг с другом, так же как каждый из них чувствовал общность с Винтером, их накрепко соединяла бегущая в жилах кровь. И сейчас, когда Ксандия выросла, эта общность и понимание так же стали взрослее. Связь отца и дочери теперь становилась еще более крепкой. Наконец девушка чуть отстранилась и произнесла.
-Ты расскажешь мне обо всем что было с тобой с того момента как ты пропал. – Это вовсе не было вопросом, скорее утверждением.
-Я расскажу тебе больше чем другим. – Это так же не было обещанием, только констатацией факта. Он действительно расскажет ей все. Больше и подробнее чем говорил другим. И он заговорил рассказывая о том как в их отряде узнали что принцу готовится особая ловушка, единственная в своем роде, узнали но не успели ничего предпринять. Отряда не стало. Он остался один, он был жив хотя все-таки изранен и ослаблен. Он не смог бы дойти до города чтоб предупредить… И тогда, верный до конца правителю, он замкнул на себя ту ловушку. Погрузился во тьму. Он тогда еще не знал что это та самая варлочья первородная тьма, но даже если бы и знал… вряд ли это сказало бы ему о чем-то. Просто он был в… нигде. Была только тьма вокруг. В этой тьме не было больше ничего. И он сам там то ли был то ли не был, Кричал но не было звука… пытался ударить самого себя но не чувствовал ни боли ни собственно своего тела… он не дышал, не видел и не слышал и не чувствовал ничего. Потому что там не чем было дышать, нечего было видеть и слышать… там не было ничего. Только тьма. Тьма которая поедала его… очень-очень медленно… О том что его едят он тоже не знал, он просто был во тьме и в пустоте. Сначала он спасался своей памятью, вспоминая свою жизнь… но со временем эти попытки спасения стали обращаться в пытку. Помнить и быть лишенным надежды вернутся… помнить становилось все тяжелее и мучительнее. И он оттолкнул от себя свою память. Начал забывать. Впадать в темное забытье, в оцепенение… потом пошли видения… разные и очень странные. Очень реальные. Видения давала ему тьма, чтоб такой вкусный разум не погас раньше времени. Эти видения были странными. Обрывки чужих жизней увиденные чужими глазами. Он словно становился кем-то и жил какое-то время жизнью этого кого-то… а потом все заканчивалось и он снова оказывался в темноте, вспоминал насколько возможно себя и осознавал, четко и безнадежно осознавал что ему никогда не сбежать из этой тьмы. Вечное ничто. В промежутках между видениями он впадал в какое-то оцепенелое забытье. И так шли годы. Долгие годы которые он выдержал только каким то чудом. Конечно же не без последствий. Когда его вытащили из тьмы он ничего не видел и не слышал и даже дышать ему пришлось буквально учиться заново. Постепенно впрочем его организм восстановился и он узнал что спас один из синих аспектов, который во время своих магических блужданий вдруг почувствовал колыхание чьего-то разума во тьме. Во тьме было что то не являющееся тьмой и это что то было еще живо. Так Тангиля и спасли. Следующие несколько лет он жил среди аспектов. Или скорее учился жить. С их помощью восстанавливал себя. Что то вернулось легко и быстро, что-то сложнее… что-то не вернулось вовсе. Он больше не мог быть паладином. Зато он мог теперь использовать тьму которая заменила собой часть его съеденной ауры и накладывать на себя свою теневую завесу. Он стал очень хорошим охотником. Потом он покинул аспектов и отравился в скитания по миру. Иногда делая что-то важное и полезное а иногда просто развлекаясь… И бывало очень странно развлекаясь. Постоянно ища какие-то непривычные ситуации для себя. Ему требовалось постоянно убеждаться что все вокруг реальность а не очередное видение. Убеждаться что он жив. А еще он спал с мужчинами… ну и с женщинами бывало… спал со всеми кто хотел бы спать с ним. Иногда это приобретало совсем уж дикие масштабы. Но так все и было. И сейчас блад честно рассказывал дочери даже об этом. О своих случайных или постоянных любовниках. И о наркоте заодно. Такие вещи принять ей было труднее всего, но похоже она решила что видимо в этом проявляется его сумасшествие.. в принципе это не являлось чем-то что было против чести. Если только не…
-Значит то что говорили о тебе и Таниэле это правда? Ты изменял матери? Но изменять против чести.
-Против чести… А если любишь?
Девушка задумалась а потом решительно произнесла
-Все равно против чести. Ты не изменял ей. Ты никогда не поступил бы против чести… или же… - она сощурилась а потом улыбнулась. – Она знала. Знала и не была против. Тогда все в порядке.
Тангиль покачал головой.
-Нет, я не изменял… мы любили друг друга но не были любовниками. Как раз потому что против чести. Но она действительно знала… Если бы я с ней поговорил… многое возможно было бы иначе. Но теперь уже не важно… К слову, о моих теперешних связях она знает отлично и знает так же то что как только я ее вспомнил мои связи будут только с мужчинами. Она единственная женщина в моей жизни.
Ксандия понятливо кивнула. Да, это было с ее точки зрения логично.
-Она знает… Винтер тоже? Ты ведь наверняка рассказывал ему об этом с учетом его предпочтений… или… или он не знает о тебе? – она посмотрела на отца очень внимательно, Тан открыл было рот чтоб ответить.
-Я знаю, сестра. – раздался спокойный и уверенный голос младшего охотника. Да, Винтерсоргу было хорошо известно о том что Тангиль хотел скрыть от девушки тот факт что брат о нем знает. Он понимал доводы отца, допускал что Тан прав… но поступить предпочел по своему. Так как сказала ему его собственная честь. И он и его сестра всегда так поступали. Они всегда выслушивали старших, принимали их доводы и слушались… или не слушались. Если их сердце подсказывало что нужно поступить иначе. Сейчас молодой эльф радовался тому что какое-то чутье заставило его в это время сюда спуститься, услышать вопрос сестры и ответить на него прежде чем отец успеет соврать, как он думает во благо. Пора было прервать цепочку лжи. Ей не место в их семье. Винтер решительно встретился взглядом с неуверенным и обеспокоенным взглядом отца и Тан прикрыв глаза чуть заметно кивнул признавая право сына на правду. Ксандия же переводила взгляд с одного мужчины на другого.
-Нам нужно будет поговорить, брат. – наконец произнесла она. Тот в ответ спокойно кивнул.
-Нужно. – да, были вещи которые они, младшие рода, будут обсуждать только наедине. Их личные дела. То что останется только между ними.
-Пойдем, сестра, тебе пора снять уже этот доспех и сходить в душ а потом поесть. Мать сегодня обедает в своей комнате, и я думаю что мы можем поступить так же… Ну а ужин будет обычным, так, отец? Сегодня не будет пустых стульев?
-Да. Сегодня не будет пустых стульев. – спокойно произнес Тангиль.
Ксандия дала брату увести себя, она чувствовала что ей правда лучше не видеть отца хотя бы до ужина. Придти немного в себя. Осознать произошедшее. Впрочем родня беспокоилась о девушке напрасно. Она приняла Тана легче всех. Слишком часто она в мечтах проживала такое вот возвращение. И все эти годы она мысленно говорила с ним словно с живым, она не воспринимала его мертвым до конца… И сейчас его возвращение ее подсознанию казалось естественным и нормальным, это только ее сознанию еще нужно было привыкнуть.
Тангиль проводил взглядом своих детей и вздохнул. А потом повернулся к витражу с отрядом.
-Вот как-то так, братья… Как-то так… - он, как и дочь, когда никто не слышал говорил с этим витражом. Стеклянные изображения давно погибших паладинов не могли ему ответить… и все-таки ему казалось что он чувствует их немую поддержку.


И разумеется картинка к эпизоду:
Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений

@темы: санта-барбара >_<, мое ТВАРЬчество, ВОВашное

URL
Комментарии
2013-05-20 в 02:08 

Тай Вэрден
Я решил, что прозрачный лед - это лучшая из гробниц...
спасибо. что показала еще кусочек своего мира

2013-05-20 в 02:21 

Amarth
Странным судьба иногда одаряет авансом - силой упрямства живого сменить фазу дня! (с) Jam
Эпично.)

2013-05-20 в 05:45 

Бродячий_Кот
Я приму решение о побеге, заряжу пистолет, раскрашу лицо, зовите меня "горе".
Неждана Феалоссе, читать дальше

2013-05-20 в 13:19 

Хорошо получилось, намного лучше, чем можно было бы предположить глядя на панику ранее. И арт просто великолепен.

   

Мир_Под_Звёздами

главная